• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Слэш (список заголовков)
11:10 

Fucking come

Крошечная комнатка с маленьким окошком, расположенная на верхнем этаже, была задумана явно для какого-нибудь отшельника. Затворника. Для меня. Уже которую ночь я не могу спать – сижу здесь, запрокинув голову и пытаясь что-то уловить в этом тусклом потоке света, струящемся из окна. Или уставясь в темноту и сжав виски большими пальцами. Уткнувшись носом в колени и тихонько воя. Раскачиваясь взад-вперёд на протяжении минут, часов…Что-то происходит со мной. Надоела моя жизнь, мои друзья, моя квартира, мои вещи…моя музыка. Я надоел сам себе. Возможно, просто очередная депрессия.
Только ты.
Уже которую ночь я чувствую, что ты стоишь по ту сторону двери – слышу твоё прерывистое дыхание. Ты боишься. Каждое утро в твоих глазах читается «слава Богу». Каждый вечер ты вместо «спокойной ночи» говоришь «не натвори глупостей». Ты всегда со мной. По ту сторону двери. По ту сторону невидимой границы между мной и остальным миром. Но ты рядом.
Что в этом? Забота лучшего друга? Нет, Дом, я знаю, ты хочешь меня. Хочешь всего, целиком. Я же вижу твои долгие, безнадёжные взгляды, замечаю каждое, якобы случайное, прикосновение, и я думаю, что ты не просто так иногда подходишь сзади и кладёшь голову мне на плечо. В такие моменты ты хочешь повернуться и поцеловать меня в шею, потом нежно за ухом…Ты хочешь, чтобы я тоже обернулся, и наши губы встретились бы.
Ты хочешь?
Так почему? Почему ты никогда, чёрт возьми, не сделаешь даже попытки зайти ко мне? Всего лишь повернуть ручку – это же так просто. Ты не знаешь, что дверь открыта. Она всегда открыта для тебя. Только, умоляю, попробуй. Попробуй, мать твою, иначе я здесь сдохну!

* * *
Сегодня всё как обычно. Я лежу на спине, положив руки под голову, и смотрю в потолок. Мыслей нет – наверное, они растворились в гуле машин, отрывочных фразах прохожих на улице, шуме пролетающих самолётов за окном – остались лишь их отголоски в моей бедной голове. Я уже передумал всё, что мог.
Но с того момента, как где-то рядом слышится тихий скрип лестницы и звук твоих шагов, даже трещины на белой штукатурке потолка приобретают смысл. Я вглядываюсь в них, щурюсь, хочу понять – вдруг угадываю в этих беспорядочных, на первый взгляд, линиях черты твоего лица. Неожиданно. Приятно. Даже приятнее, чем видеть тебя там, снаружи, днём. Потому что здесь, в моём маленьком мире, я, наконец, могу придать твоему лицу желаемое выражение, необходимые мне, как воздух, чувства. Вот сейчас ты не боишься с любовью смотреть на меня, сейчас ты мне улыбаешься, тепло и спокойно, так не похоже на реальность. Сейчас и я не боюсь…
Фак, Дом!
Подхожу к двери и прижимаюсь к ней лбом. Ну, давай же. Ты знаешь, я готов. А может, не знаешь…Так вот, слышишь, я готов принять тебя, нам больше не придётся мучится, Дом! Просто войди и в этой липкой, безнадёжной, обступающей со всех сторон темноте найди меня.
- Я здесь, Дом, я здесь, - я хочу кричать, но мои дрожащие губы способны только на еле слышимый шёпот.
Ну конечно, ты не сможешь уловить его. И тогда, если ты, тогда…
Дверь открывается, резко, нервно.
В глубоко-синей густоте ночного света я не могу разобрать, что в твоих глазах. Только вижу их блеск, странный, яркий, как будто чёрная кошка, собравшаяся перебежать мне дорогу, решила вдруг остановиться и теперь испытывающе смотрит на меня. Отгоняю эти мысли. Потому что это всё уже пережитки, остатки с каждой секундой твоего присутствия всё быстрее исчезающих страхов, это всё прошлое. Лишь прошлое. Твои скулы, обычно мягко очерченные, сейчас кажутся острее, и вся твоя фигура стала чётче. Ты дёрганым движением потираешь предплечье. Неужели?..
- Ты идиот, Дом. Мог бы сообразить раньше, что дверь открывается в другую сторону, - тихонько смеюсь.
- Заткнись, Беллами, - пару секунд ещё напряжённо смотришь, а затем налетаешь на меня, прижимая к противоположной от входа стене.
Я ощущаю тяжесть твоего сильного тела на своём и чувствую, как тяжесть с моей души куда-то улетучивается. Твоё горячее дыхание разъедает ту невидимую плёнку моего затворнического мира. Обхватываешь мои плечи и шепчешь тихо-тихо на ухо:
- Заткнись, - водишь носом по щеке, наслаждаясь, - потому что это уже неважно. Потому, что я нашёл тебя.

@темы: слэш

17:52 

Однажды утром

Рейтинг: пг
Жанр: романтика
POV Мэтта

6 утра. Зачем я проснулся так рано? Это ведь не меня совершенно не похоже. Обычно меня будит Дом: минут 5, не меньше, колотит в мою дверь, а затем заходит и расталкивает, стягивает одеяло, щекочет и треплет и без того лохматые волосы. Я недовольно фыркаю и пытаюсь поглубже зарыться в подушку. Но Дом не сдаётся, и уже через мгновение я слышу его бодрый, весёлый голос:
- Мэтт, соня ты этакая, вставай!
Иногда, толкая меня, он задерживает руку на моей пояснице или шее или плече немного дольше, чем нужно. И тогда, открывая глаза, я первым делом вижу его смеющиеся губы и нежный сосредоточенный взгляд. И, чёрт возьми, я даже сам себе боюсь признаться, как мне это нравится.

Вспоминая всё это, я вдруг понимаю, что ты сейчас один в своей спальне, сладко спишь и будешь совсем не против, если я немножечко посмотрю на тебя. Всего 5 минут, ты и не заметишь…и никогда об этом не узнаешь.

Захожу к тебе и попадаю в какой-то особенный, волшебный – твой – мир. Большое, во всю стену, окно твоей комнаты выходит в сад, и можно видеть, как недавно взошедшее солнце слегка золотит густую, сочно-зелёную листву деревьев, как капельки утренней росы переливаются в крупных гроздьях белых цветов. Хочется выйти и босиком пройтись по траве, мокрой и свежей…Что-то я отвлёкся. Поворачиваю голову, чтобы первый раз сегодня увидеть тебя, и сердце как-то странно щемит.
Ты лежишь на спине, одеяло, наполовину соскользнувшее на пол, открывает беззащитную шею, грудь и широко раскинутые руки. Ветер легонько шевелит твои волосы, и ты забавно морщишься – щекотно. Наверное, тебе снится что-то очень приятное – улыбаешься, и от этого всё переворачивается внутри. Улыбаюсь тебе в ответ, я всегда так делаю, безотчётно, бессознательно. Люди радуются солнцу, выглянувшему из-за туч после долгого хмурого дня. Так вот ты, Дом, моё солнце. Самое ясное, самое тёплое.
Лучи скользят по твоему лицу, играют с твоими ресницами, как будто призывая уже проснуться. Но ты еле слышно вздыхаешь, смешно причмокиваешь губами и переворачиваешься на бок. Одеяло окончательно падает, и я с наслаждением прослеживаю взглядом линии твоего тела, такого притягательного, тонкого, но, вместе с тем, сильного. Ёжишься от внезапной прохлады, и я так хочу согреть тебя, лечь и обнять сзади, скользя пальцами по твоему животу и груди, зарыться носом в твои волосы и вдыхать твой запах – любимы на протяжении уже многих лет… Выдыхать твоё имя и шептать, что я люблю тебя, так давно, так бесконечно, люблю, Дом, люблю…
Вместо этого я просто подхожу к твоей кровати и сажусь на корточки рядом с ней. Не выдерживаю, и лёгкими, невесомыми движениями глажу тебя по голове. Ты улыбаешься ещё шире, ещё слаще, и я продолжаю, нежно ласкаю твою шею, ключицы…Так нечестно, Дом. Ещё немного, и я поцелую тебя. В губы. О господи, я схожу с ума. С сожалением встаю и укрываю тебя одеялом.
- Я люблю тебя, - мой шёпот растворяется в пении птиц за окном, и я выхожу, оставляя тебя досматривать сказочные сны.

Полчаса спустя я сижу на веранде и пью горячий кофе. Полчаса спустя ты приходишь сюда же, выспавшийся, довольный и какой-то…счастливый. Садишься рядом, и я не могу на тебя налюбоваться.
- Что, не спалось сегодня, Мэтт? – весело спрашиваешь ты.
- Почему ты так решил? – настораживаюсь.
- Ну…слышал кое-что, - хитро подмигиваешь.
- Ты о чём?
- Да брось, я слышал в с ё. Пойдём!
Ты тянешь меня за собой в белое море сада. В том месте, где деревья свивают свои ветви в арку, празднично поблёскивающую росинками, останавливаешься, а я замираю в ожидании.
- Так вот, знай, Мэтт, я тоже тебя люблю.
И целуешь. Мягко. Но уже по-настоящему.

@темы: слэш

17:51 

От улыбки

Рейтинг: пг
POV чередуется: Мэтт - Дом - Мэтт - Дом

От твоей улыбки тоже хочется улыбаться. А потом плакать по ночам. Как, Ховард, как ты умудряешься заставлять улыбаться не только губы, но и глаза? Почему даришь улыбки всем этим людям? Почему ты никогда не подойдёшь ко мне и, заглянув в самую душу, не улыбнёшься, светло и тихо?
Я бешусь, я раздражаюсь, я отвечаю на твою вечную весёлость и солнечность самыми хмурыми взглядами из-под напряжённо сдвинутых бровей. Ты, наверное, обижаешься, я вижу, как ты иногда смотришь задумчиво вдаль, а потом резко опускаешь голову, сжимая переносицу. Не спрашиваю, в чём дело, и ты обижаешься ещё сильнее. Но потом вдруг как будто вспоминаешь что-то, и снова становишься самим воплощением обаяния и хорошего настроения.

* * *
Иногда мне тоже хочется грустить. Иногда хочется устало вздохнуть и прижаться к твоему плечу.
Однажды ты сказал, что тебе нравится моя улыбка. Сказал просто так, мимоходом, между делом, но я запомнил. Теперь я всегда улыбаюсь. Чтобы нравиться тебе. Но, по-моему, ты не замечаешь этого. Почему-то злишься. Что я делаю не так, Мэтт? Пытаюсь найти причину, но никак не могу. Я не знаю, в чём дело. Но потом вдруг вспоминаю те твои давние слова, и губы сами расплываются в улыбке. Возможно, это уже какой-то рефлекс. Но вероятнее всего то, что я просто люблю тебя.

* * *
Очередная репетиция. В общем-то, всё идёт, как надо, но я буквально извожу тебя своими мелкими придирками.
«Дом, это банально».
«Фу, Дом, а это ещё банальнее».
«Ты всю песню испоганил».
«Ты что, пил всю ночь?»
«Дом, прости, но ты сегодня явно не в форме».
«Да кто вообще тебе сказал когда-то, что из тебя выйдет хороший ударник?»

Ты мрачнеешь с каждым замечанием. Крис сначала пытается тебя защитить, но после пары едких реплик и в его сторону сникает и не вмешивается. Мне кажется, ты готов ударить меня или, по крайней мере, хорошенько встряхнуть. А я ликую – ты наконец-то меня заметишь. Но вот ты снова улыбаешься и говоришь:
- Мэтт, если у тебя плохое настроение, пожалуйста, не срывайся на мне.
Это невыносимо. Вытаскиваю тебя из-за барабанной стойки и тяну за собой в коридор.

* * *
У тебя взгляд сумасшедшего. Почему ты бесишься, Мэтт? Чем я заслужил твоё недовольство? Говорят, что злость обычно вымещают на самых любимых…Но, наверное, это не наш случай. Просто ты такой.
- Дом, я не могу так больше! Открой своё настоящее лицо.
Берёшь моё лицо в ладони, водишь по нему пальцами, сжимая и растягивая кожу, будто и вправду хочешь найти эту маску, которой нет.
- Покажи, что ты чувствуешь на самом деле. Иначе я сойду с ума, - шепчешь ты, и твои губы так близко к моим…
Что я чувствую на самом деле?
Целую твои скулы, лоб, щёки, подбородок и, наконец, чуть помедлив губы.
- Как ты не понимаешь, Мэтт? Я же всегда улыбаюсь только для тебя.

@темы: слэш

17:50 

Falling away with you

Рейтинг: R
Жанр: ангст
POV Дома

Я знаю, однажды холодным зимним вечером ты найдёшь меня. Кончиками пальцев ты сотрёшь все воспоминания. Лёгкими прикосновениями рассеешь тот день. Тёплым дыханием растопишь лёд наших сердец. Поцелуями оживишь эту, казалось бы, уже умершую душу.
В сумерках гостиницы мне будет казаться, что ты призрак, как сотни раз до этого. Но ты будешь настоящим. Моим. Моим Мэттью.

* * *
Ты нервным, рваным движением попытался открыть дверь. Затем позвонил. Ещё раз. Я подошёл и услышал нетерпеливую дробь твоих пальцев. Открыл – ты с бледным лицом и лихорадочным взглядом ворвался в квартиру.
- Мэтт, что случилось? – ты пронёсся мимо, даже не удостоив меня взглядом.
- Она бросила меня! Бросила, чёрт побери! – ты исчез в своей спальне, оставив за собой только панику в воздухе и дрожащий звук захлопывающейся двери.
Ты мерил шагами комнату, то медленно, будто раскладывая мысли по полочкам в своей голове, то быстро, словно прогоняя их. Вот остановился и закурил – я слышал щелчок зажигалки. Захотелось выбросить эту сигарету подальше и сказать, что твоё здоровье и голос куда важнее этой тупой итальянки. Несколько минут – и опять шаги. Они сводили меня с ума. Как закономерно – мы сходили с ума вместе. Но по разным причинам. Вдруг – бессильный удар кулаком в стену и крик отчаяния. Крик боли. Я чуть не закричал вместе с тобой. Что-то разбилось. Шум, треск, грохот – видимо, ты решил всё разгромить. И эти крики.
Не в состоянии больше слышать, как ты страдаешь, я вошёл в дверь и сразу подошёл к тебе. В этот момент я был готов придушить Гайю только за безнадёжность и невыразимое, остервенелое одиночество в твоих ярко-синих глазах. Кажется, я обнял тебя и начал что-то шептать, успокаивать, гладить твою спину и мелко подрагивающие плечи, целовать твоё лицо и пытаться унять боль. Ты какое-то время стоял тихо, а потом отодвинулся и странно так посмотрел на меня.
- Дом, не надо. Как ты не понимаешь. Мне она нужна. Не ты. Она. Я никогда не любил тебя, Дом, и не полюблю. Поэтому не старайся так.
Я как-то фальшиво улыбнулся и постарался спокойно ответить:
- Я знаю, Мэтт. Только ты тоже не понимаешь. Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Я ведь не для себя – я для тебя стараюсь.
Выйдя из комнаты, я позвонил Гайе.

- Гайа, это Дом. Мне вот, правда, всё равно, из чего вы там поругались, но ты должна срочно приехать. Срочно, поняла? Мэтт тут с ума сходит, он весь дом разнесёт! – мой голос становился всё громче и громче. – Приезжай, я сказал тебе, иначе я за себя не отвечаю!
Через минут сорок она всё-таки приехала. И когда они, помирившись, сидели в гостиной на диване и о чём-то шептались, не замечая ничего вокруг, я понял, что делать мне здесь абсолютно нечего.

* * *
Уже полгода гостиницы, дороги, лифты, номера, бесцветные, как небо в дождливую погоду. Уже полгода усталость, одиночество, отчуждённость, затворничество. Всё как раньше, только без тебя. Кажется, я уже сто лет не говорил никому «привет». Никому не радовался, едва только завидев на горизонте. Никому не улыбался. Я вообще разучился это делать. Просто мышцы лица застыли в той горькой усмешке, с которой я покидал твою квартиру. Полгода назад.
Тогда я просто взял билет на самолёт и улетел, никому ничего не сказав. Мой мобильный истерически разрывался от звонков. Иногда звонил даже ты. Но вот кого-кого, а тебя я слышать точно не хотел. Твой голос, пропитанный неискренним беспокойством, был бы для меня ещё хуже, чем те слова.
Кажется, вы дали ещё пару концертов, а потом объявили, что группа Muse ушла в отпуск на неопределённый срок, якобы из-за моей болезни. Болезнь – да, так ты воспринимаешь мою любовь, Мэтт.
Я не хочу думать о тебе. Не хочу представлять, как ты счастлив со своей девушкой, как ходишь с ней на семейные обеды к Крису, как даришь ей свои бесценные улыбки. Не хочу вспоминать, как порхают твои тонкие пальцы над клавишами фортепиано, извлекая неземные звуки, как ты прикрываешь глаза, когда поёшь, как ты любишь поворачиваться ко мне во время концерта. Любил. Теперь всё в прошлом.
Но иногда я забываюсь на белых простынях в спальнях отелей, под белым потолком, в окружении белых стен – как в дурдоме – и мне мерещится, что ты сидишь в соседний комнате перед телевизором или что ты в душе или, что-то напевая, готовишь кофе на кухне. Мне так радостно, и я почти зову тебя. Почти слышу, как ты подходишь…Но просыпаясь, понимаю, что есть только эти невыносимо белоснежные стены этих безупречно серых номеров моей такой тусклой жизни. И тогда хочется орать. В голос. Громко. Чтобы ты услышал и увёз меня отсюда. Но я так и не кричу, а ты так и не приезжаешь.
* * *
Сегодня обычный вечер. Не зажигая свет, сажусь в кресло. Из открытого окна в комнату врывается холодный ветер. Иногда кажется, что он однажды унесёт меня с собой либо шторы обовьются вокруг моей шеи и задушат меня. Больное воображение. Я знаю, что ещё долго просижу вот так, уставясь в никуда прежде, чем мне удастся заснуть.
Через час или два моё воображение слишком разыгралось и слышу, как кто-то открывает дверь в мой номер и заходит. Проходит и в нерешительности замирает.
- Мэтт, это ты? – на всякий случай спрашиваю я, чтобы убедиться, что это опять наваждение.
Молчание. Ну вот, а я уже начинал надеяться.
- Да, я, - твой голос. Твой голос, боже!
- Как…как ты меня нашёл? – резко оборачиваюсь, но по не могу ничего прочитать по твоему лицу. Ты тщательно скрываешь эмоции, только зачем?
- Да какая разница, Дом. Ты должен вернуться!
- Зачем?
Ну скажи, Мэтт, скажи, что хоть чуть-чуть скучал.
- Как зачем? Блин, Дом, мы столько из-за тебя упустили, столько отменили концертов! Деньги, понимаешь, деньги!
Ах, вот оно что.
- Наймите другого ударника, - отворачиваюсь и снова смотрю в пустоту.
- Но поклонники. Они любят тебя. Мы потеряем из-за тебя столько фанатов!
- Да плевать мне на фанатов! Ты меня не…Ты даже не скучал! В общем, проваливай, Мэтт.
Вдруг чувствую твоё дыхание, раздувающее волосы на затылке.
- К чёрту всё, Дом! Ты нужен мне, - лёгкое прикосновение губ – и я на секунду перестаю дышать.
- Я так долго искал тебя, - твой шёпот обволакивает и влечёт за собой.
- А как же твоя Гайа…
- Тсс, молчи, - проводишь по плечам, груди и так и обнимаешь, губами водя по шее, прижимаясь своей щекой к моей. Можно даже подумать, что тебе это нравится.
Мне остаётся лишь надеяться, что это не игра, потому что сил сопротивляться уже нет. Мягко тянешь за собой в спальню. Опускаешь на кровать и ложишься сверху, тихо мурлыкая что-то и покусывая мочку моего уха, ласково, как котёнок. Ты такой невесомый, может, видение? Кончиками пальцами прослеживаю линию твоего длинного хрупкого позвоночника – нет, всё-таки ты. Всё-таки настоящий.
Стягиваешь мой свитер – по коже пробегает холодок – ещё сильнее прижимаешься ко мне и шепчешь:
- Ты нужен мне, ты нужен мне, ты нужен мне…
- Ещё, - молю я. – Пожалуйста, ещё…
- Ты нужен мне, ты мой, Доминик, ты мой, - повторяешь и повторяешь свои заклинания.
Я задыхаюсь, я хочу тебя ближе, ещё ближе. Ткань твоей рубашки, конечно, очень приятная, но мне нужен только шёлк твоей кожи. Самый нежный шёлк в целом мире. И вот ощущаю его под подушечками пальцев – сколько же я об этом мечтал. Кто-то на небесах решил устроить мне праздник сегодня. Спасибо.
- Спасибо, - выдыхаю я, и ты слегка вздрагиваешь, откидывая голову.
Покрываю поцелуями твою шею, провожу языком за ухом, по трепещущей венке, по впадинке между ключицами…Хрипло стонешь, а я продолжаю ласкать острые лопатки и рёбра, напряженные плечи…Останавливаешь меня и целуешь влажно, глубоко, жадно, уже не можешь сдерживать себя – а в это время твои ладони путешествуют по моей груди, животу, обводя контур каждой мышцы.
Мы оба порядком возбуждены.
- Ты мой, - шепчешь, стягивая с меня джинсы вместе с боксерами.
- Я твой, - закрываю глаза, отдаваясь ощущениям.
Медленно проводишь языком по всей длине моего члена, облизываешь головку и мягко обхватываешь его губами. Нежное кольцо твоих губ принимает меня всё глубже, всё дальше. Моё дыхание уже давно слишком громкое, а сейчас переходит в отрывистый стон. Начинаю сам двигаться тебе навстречу, подхватывая твой – наш – ритм, выгибаясь, судорожно цепляясь за простыни. Ты гладишь мои бёдра, иногда сжимая их своими тонкими пальцами, заставляя прогибаться ещё больше. Наконец, я вскрикиваю и кончаю, ты с улыбкой подтягиваешься выше и целуешь мою влажную шею и ключицы, а я – твои чёрные растрепанные волосы.
Затем моя очередь, и когда после мы лежим, измождённые, в постели, рядышком, и я могу убирать мокрые прядки с твоего лба и целовать в прозрачный висок и облизывать твои губы, слегка их прикусывая, и шептать твоё имя, тихонько, на ушко…Знать, что это твои объятия, что это ты так крепко сжимаешь мою руку в своих и это твоё дыхание холодит разгорячённую кожу…Так вот, когда мы лежим так, я понимаю, что счастье есть. Понимаю, что ты мой. Мой Мэттью. Я вижу это по твоим глазам, в которых миллионы льдинок вдруг вспыхивают голубым огнём и начинают таять. Я люблю тебя.
- Я люблю тебя, Мэтт.
Ты хочешь что-то сказать, но так и не произносишь ни слова.
* * *
На следующий день мы уже в Лондоне. А ещё через день начинаем репетиции. Через неделю – концерты.
И ты ведёшь себя, как будто ничего не было. Каждый вечер на ужин ты приходишь с Гайей и выглядишь самым счастливым человеком. И я хочу сбежать, куда-нибудь, где нет этого счастливого тебя, где вообще тебя нет, где тебя не существовало. Где не существовало и меня. Но что-то удерживает меня, и я остаюсь, из раза в раз, теряя последнюю надежду вырваться.
Крис однажды сказал, что полгода ты не мог даже разговаривать, не срываясь на крик. Просто некому было тебя успокаивать. А может ты просто тосковал по мне?
Теперь всё, как раньше.
Только иногда ты так смотришь на меня, и я понимаю, что ты всё помнишь, что ты мой. Мой Мэттью. Но проходит мгновение – и мечты так и остаются мечтами. Ненастоящий. Всё-таки призрак. Всё-таки видение.

@темы: слэш

17:49 

Всё хорошо

Рейтинг: пг-13
POV Мэтта

Я смотрю на тебя, а ты в пустоту.
- Дом…ты как?
- Всё хорошо.
- У меня тут идеи появились для новой песни.
- Понятно.
- Крис звонил, просил привет передать.
- Ясно.
- Ты нужен нам. Ты м н е нужен, - ты на миллиметр поворачиваешь голову в мою сторону.
- Круто.

***
Ты стоишь на балконе и выкуриваешь уже, наверное, десятую сигарету.
- Дом, хватит. Ты же все лёгкие себе посадишь.
- Ну и что.
- А если потом рак?
- Умру.
- А как я без тебя буду жить?
- Да…как?

***
В номере отеля чертовски холодно. У тебя высокая температура, тебя знобит – дрожишь. Накидываю на твои плечи своё пальто. А потом, что уж там, крепко обнимаю. Ты закрываешь глаза и благодарно прижимаешься ко мне ближе.

***
Пока ты в душе, прокрадываюсь в твой номер и оставляю на столике записку. «Я тебя люблю». Ты должен узнать мой почерк, должен, должен…
Иду к себе и сажусь на кровать. Жду. Почему-то страшно. Через минут пятнадцать ты вдруг заходишь и спрашиваешь только:
- Это правда?
- Да.
И я до сих пор помню, как ты мягко опустил меня на кровать, а сам лёг рядом. Как ты впервые за долгое время улыбался. Как ты прикладывал ухо к груди и слушал, как бьётся моё сердце. Как ты целовал кончики моих пальцев и ладони и запястья… Как ты проводил языком по моим губам и как мне потом не хватало воздуха от твоих поцелуев. Как ты стягивал с меня футболку и нетерпеливо возился с молнией на моих брюках. Как мы занимались любовью, да, именно любовью, а потом долго смотрели друг другу в глаза и держались за руки.

***
- Дом, как ты?
- Всё хорошо.
- Ну Доооом!
- Всё правда хорошо, - ты радостно смеёшься. – Ведь у меня есть ты.

@темы: слэш

17:47 

Escape

Рейтинг: R (мат)
POV Дома

В 1:00 мы приехали в этот клуб. В 2:00 я уже сидел на диванчике один, попивая виски и смотря на твою удаляющуюся спину. Ты просто ушёл, не сказав ни слова. Что-то ты в последнее неразговорчив, Мэтт. Две недели назад ты орал, что я шлюха, что перетрахал уже полгорода, что совсем тебя забыл. Знаешь, я бы ради тебя весь мир оставил. Если бы ты испытывал хотя бы подобие любви ко мне. А так я просто замена твоей грёбаной итальянки во время туров.
- Ещё виски, пожалуйста!
Я знаю, как всё будет. Надерусь сейчас до потери памяти и приползу к тебе. Буду хныкать и выпрашивать хоть один чёртов поцелуй, хоть один взгляд, мать его, чтобы заглушить на несколько мгновений боль. Потому что иногда мне кажется, что я не вынесу. Может, ты воспользуешься этим и как следует меня отымеешь, так сказать, снимешь напряжение, а потом прогонишь спать на диван. Да, Мэтт, я знаю. Но сегодня надо что-то менять. Как ты там пел на заре нашей карьеры?
You would say anything
You would try anything
To escape your meaningless
Your insignificance
Да, Мэтт. Я сделаю всё.
***
Окидываю взглядом толпу и замечаю девушку. Красивая. И достаточно пьяная для моих подлых планов. Прости, свитти. Ничего личного. Подхожу к ней, пара слов: - как тебя зовут? – неважно. – мне тоже. Руки на талии, горячее дыхание на шее, язык в её рту и взгляд настоящей бляди – она готова. В будущем держись подальше от таких, как я, детка. А сейчас…я везу её к тебе, не к себе. Небольшой сюрприз, Мэтти.
Заваливаемся в квартиру и направляемся прямиком в спальню. Срываю с неё одежду, спускаю брюки и без прелюдий вхожу в неё. Ласки? Нет, Мэтт, все мои ласки, вся моя нежность, вся моя любовь только для тебя. Если бы ты только знал…господи. Ты всё забрал себе. Девушка выгибается подо мной, ногти впиваются в спину. Замечаю какие-то посторонние звуки – ты входишь в комнату, останавливаешься на пороге и смотришь, как я трахаю эту девицу. Нравится? Ускоряю темп, движения ещё резче, ещё грубее. Да, детка, кричи громче, покажем моему лучшему другу маленький порноспектакль. Наконец, она достигает оргазма и протяжно стонет, как сирена, ей-богу. Затем я кончаю и, обессиленный, откидываюсь на подушки.
Ты вдруг подходишь и сдёргиваешь девушку с кровати.
- Вон из моего дома, - тихо говоришь ты, сильно сжимая её запястья. Наверное, ей больно. Бедная девочка.
Она испуганно натягивает не слишком целое платье и выходит.
- Ну что, понравилась тебе моя подружка? – смеясь, поворачиваюсь к тебе.
- Сучка, - проговариваешь ты сквозь зубы.
- О, Мэтти, поздравляю, за две недели – первое слово, это определённо прогресс, - издеваюсь.
- Заткнись, урод!
- Нет, мой сладкий, я думаю, что ты соскучился по моему голосу.
Чёрт. Вот чёрт. Кажется, истерика. Ховард, блин, убери эти слёзы из глаз, замолчи, закрой рот.
- Соскучился, - садишься рядом.
- Зачем, Мэтт? Не ври, не надо. Я уже давно живу с этим. Существую.
- За две недели я многое понял. Ты шлюха, Дом, - наклоняешься и слизываешь слёзы с моего лица.
- Но это ведь всё из-за меня, да? Правда? – горячо шепчешь ты, а в твоих глазах – такая мольба.
- Да. Да, мать твою, да, - и я ловлю твои губы и мягко целую их и глажу твои щёки, скулы, лоб.
- Как же я люблю тебя, - задыхаюсь.
Спускаюсь к твоей шее и ласкаю тонкую кожу и чувствую, как часто-часто бьётся твоё сердце.
- А я люблю тебя, - ты ласково проводишь пальцами по моим губам, мечтательно улыбаясь.
А больше мне ничего и не надо.

@темы: слэш

17:43 

С наступающим

Рейтинг: пг
Жанр: наверное ангст с элементами романтики
POV Дома, но звёздочками что отделено - от лица Мэтта

- Дом, привет. С наступающим тебя. А ты не мог бы приехать? Очень надо… - ты диктуешь мне адрес кафе и прощаешься.
Завтра Рождество. Это такой праздник, который проводят в компании самых дорогих людей. Завтра ты летишь в Италию к своей Гайе. Завтра наступит мой самый одинокий день в этом году.
Но сейчас я собираюсь на встречу с тобой. Даже не думай, Мэтт. Даже не думай. Никаких ярких цветов. Только чёрный. Строго, элегантно, красиво. Горько, больно, обидно. Невыносимо.
Подъезжаю к кафе – непривычно маленькое и тихое местечко. Захожу в помещение и вижу тебя – тоже весь в чёрном, но с нелепым красным шарфом вокруг шеи, ты сидишь и мечтательно смотришь в окно, машинально теребя какую-то салфетку.
***
Завтра Рождество. Это такой праздник, который проводят в компании самых дорогих людей. Завтра я лечу к Гайе в Италию. Завтра наступит самый счастливый день в моей жизни – наша помолвка.
Счастливый. Господи, ну кого я обманываю? С завтрашнего дня у меня нет больше права даже смотреть на тебя, Дом. Скользить взглядом по твоим лёгким светлым волосам. Мысленно держать тебя за такие сильные плечи. Таять в твоих объятиях, когда ты просто поздравляешь меня с удачно сыгранным концертом. Во сне целовать твои яркие, вкусные губы. Завтра мы расстаёмся, Дом. Но сегодня у меня для тебя подарок. И я уверен, он тебе понравится.
***
Молча подхожу и сажусь напротив. Ты поворачиваешься и тепло мне улыбаешься.
- Привет, - говоришь ты тихо и немного хрипло. – Так хорошо, что ты приехал.
Почему-то волнуешься.
- Привет. Да…мы столько не увидимся. Но ты не скучай, отдыхай, как следует...
- Я буду скучать.
- Что?
- Я люблю тебя.
Мне явно послышалось.
- Что?
- Я люблю тебя, - ты берёшь меня за руку.
- А я тебя.
Кафе такое уютное. Солнечный свет мягко отражается в твоих ярко синих, волшебно-синих глазах, зажигая в них множество нежных огоньков. Лучики запутываются в твоих чёрных-чёрных волосах. Ты такой красивый, что у меня перехватывает дыхание. А ты всё смотришь на меня и улыбаешься тихо и немного грустно.
Мы заказываем блинчики с джемом. Ты вдруг измазываешь мои губы вареньем, наклоняешься и медленно слизываешь его, а потом целуешь, сладко и влажно. Ты говоришь, что так вкусно тебе никогда не было. И, знаешь, я тебе верю.
Выходим и, держась за руки, бродим по белым улочкам. Останавливаемся перед моим домом. Ты так близко, что я могу пересчитать все снежинки на твоих ресницах.
- Мэтт, - выдыхаю я.
- Что? – ты смотришь прямо мне в глаза.
- Оставайся завтра со мной. Пожалуйста.
- Конечно, Дом, - ты опять грустно улыбаешься и пальцем проводишь по моей щеке, а потом – по губам.
И я хочу спросить, что с тобой, но ты не даёшь, прерывая ещё не заданный вопрос поцелуем. Сначала тихим и нежным, затем страстным и отчаянным. Вдруг отстраняешься и заботливо обматываешь мою шею своим шарфом. Он хранит твой запах, такой родной и любимый. Мне тепло.
- С наступающим, Дом, - ты уходишь, и я долго ещё смотрю тебе вслед.
Весь следующий день я радостно украшаю свою квартиру и готовлюсь к самому счастливому празднику в моей жизни. Но к тому времени, как я довольно осматриваю красивую нарядную ёлку, тебя уже нет ни в Лондоне, ни в моей жизни.

@темы: слэш

17:41 

Тепло

Рейтинг: пг-13 или просто пг
POV Мэтта

«Боже, какой ливень. Бес меня попутал выйти сегодня на улицу». Я буквально залетел в свой номер и пошёл прямо в спальню, оставляя грязные мокрые следы на чистеньком светлом ковре, а потом и на белоснежном, выглаженном и накрахмаленном постельном белье. Ты бы сейчас орал на меня. Ты педант и чистюля. Плевать. Сейчас ты загораешь на роскошном пляже где-нибудь во Франции на Лазурном берегу. Ты недавно искупался, и капельки воды искрятся на твоём идеальном теле. Маленькие золотистые песчинки прилипли к влажной коже и запутались в прядках светлых волос. И ты как бог в этих драгоценных украшениях, и вокруг тебя вьются многочисленные стайки красивых, как разноцветные бабочки, девушек, а ты, снисходя, заигрываешь с ними.
Ты сказал, что устал от этого грёбаного холода. Я подумал, что ты говоришь про нас, а ты имел в виду только погоду. Я взял твою руку в ладони и сказал, что люблю тебя. Ты рассмеялся и ответил, что солнце Франции согреет в сто раз лучше. Я послал тебя ко всем чертям, а ты молча развернулся и ушёл. Даже дверью не хлопнул.
Ненавижу дождь. Ненавижу всё, что напоминает о тебе.
Ты помнишь эти ранние утренние часы, когда капли тихо и мерно стучали по стеклу и крыше, когда листья деревьев, перебираемые ветром, легонько шелестели, а мы лежали с тобой вдвоём на чуть влажных простынях и вдыхали этот свежий аромат? Ты смотрел в окно, и дождь за стеклом растворялся в твоих, ставших прозрачными, глазах, а моя бледная, даже слишком, кожа еле заметно светилась в тусклом свете. Я рассеянно гладил тебя по голове, по мягким волосам и легонько целовал в висок, чтобы привлечь твоё внимание. Ты поворачивался и долго-долго смотрел на меня, улыбаясь.
Помнишь, как мы любили гулять под этим дождём? Один раз я даже снял ботинки и шлёпал босыми ногами по лужам, а ты говорил, что я дурак и могу заболеть. Мы приходили домой и вместе забирались в душ. Комната наполнялась паром, и я не знал, что горячее – вода или твои пальцы, ласкающие моё тело. А потом мы надевали сухую одежду и пили обжигающий чай на кухне, смотря в окно. Под градом капель всё бежали какие-то люди, но нам было уже всё равно.
К чёрту всё, хочу к тебе. Слышишь? К тебе хочу. Я заставлю тебя поверить, что мои губы могут скользить по коже не хуже солнечных лучей, что мои пальцы так же нежны, как лёгкий морской бриз, ласково обвевающий твоё тело. Нам не будет холодно, честное слово, я обещаю. Ведь я люблю тебя. А ты меня – я это чувствую. Ты уехал, чтобы дать мне тепло. И я еду разделить его с тобой.

@темы: слэш

17:38 

Искорки

Рейтинг: пг-13
POV Дома (+внутренний диалог)

Тихонько, чтобы не разбудить, выбираюсь из твоих объятий и встаю. Ты недовольно ворчишь во сне – чувствуешь внезапный холод. Шаришь руками по кровати в поисках тепла, находишь одеяло, зарываешься в него поглубже и успокаиваешься. Смотрю на тебя несколько мгновений, а потом заставляю себя идти в ванную.
- Нам нужно расстаться, - встаю напротив зеркала. – Понимаешь, это ни к чему не приведёт. У тебя Гайа, у меня тоже девушка. Мы ведь не любим друг друга. Это просто секс. Не надо обманывать себя…
Вот именно, Ховард, не надо обманывать себя. Ты же по уши влюблён, как мальчишка, уже давным-давно, ну что ты будешь делать без него? И пусть ты уже лет 10, а то и больше, стараешься найти в его глазах любовь – маленькую искорку чувства в ответ на огонь, пожирающий тебя изнутри. Пусть безрезультатно. Зато каждый день ты можешь обнимать его, незаметно утыкаясь носом в его шею и вдыхая еле уловимый аромат кожи, такой тонкой и мягкой на ощупь. Можешь сжимать эти узкие запястья, целовать эти длинные бледные пальцы – целовать-успокаивать, перехватывая их нервный полёт. Можешь прикасаться к этим податливым губам и слышать, как они шепчут, стонут, кричат твоё имя…
Брось, Ховард, сколько дней подряд ты подходишь к этому зеркалу и сколько не можешь решиться. Брось.
Ну уж нет, хватит. У меня ещё вроде осталась какая-то гордость. Жалкие крупицы, но они есть. Так, надо попробовать увереннее.
- Нам нужно расстаться. Понимаешь…
- Кому это нужно расстаться? – слышаться тихие шаги, и вот ты, сонный и до невозможности сладкий, появляешься в дверях.
- Домми, - продолжаешь ты со смехом, - неужели ты решил порвать с этой…ну, как её?
Так, Ховард, соберись.
- Нет, Мэтт. Нам. Нам нужно расстаться.
- Давай дальше. У тебя же там ещё было продолжение, говори, - твой голос хриплый – то ли от сна, то ли…
- Понимаешь, наши отношения никуда не приведут. У нас девушки есть. Мы ведь не любим друг друга, - какая бессмысленная комедия. Как всегда ты заставляешь меня выглядеть смешно.
Смотрю куда-то в пол. Если посмотрю в твои глаза – не увижу ничего, и это убивает.
- Да, Домми, это просто секс, - усмехаешься ты. – Ну что, я тогда…пойду?
- Да…да, так будет правильно, - судорожно сжимаю край раковины и поднимаю взгляд.
Ты стоишь, такой изящный и лёгкий, и на твоём лице ни тени сомнения. На губах улыбка – лёгкая – как и ты сам. А в глазах – ничего. Страшное, холодное ничего. Только на щеке блестит тонкая влажная дорожка. Слёзы? А, впрочем, мне показалось.
Двадцать минут , и ты уже в дверях с сумкой в руках.
- До завтра, - кидаешь ты непринуждённо и быстрым шагом уходишь.
До завтра. Чёрт, этот день мы могли бы провести вместе. Выходной. Ховард, ты тупица.
Иду в спальню. Замечаю, что ты забыл футболку. Она моя, на самом деле, но ты так часто носил её, что я уже забыл об этом.
Ховард, мужики не плачут. Ага, а ещё мужики не влюбляются на всю жизнь в своих лучших друзей. Ты ненормальный. Надо отвлечься. Можно пройтись по магазинам. Ты идиот. Пара леопардовых тряпочек не спасёт тебя. Нужно что-то посерьёзнее. Пойду в бар и напьюсь. Может, когда я, в хлам пьяный, ночью буду возвращаться домой, меня кто-нибудь прирежет в какой-нибудь подворотне – идеально и в меру трагично.
***
- Дом…Дом, очнись! – кто-то трясёт меня за плечо. – Ты меня слышишь?
Да слышу я, слышу. И даже хочу ответить.
- Ховард, идиот ты этакий, хватит дурака валять! – в голосе слышатся истерические нотки.
Ну не могу я, не могу.
- Урод! Нахрена выперся без пальто! – кто-то хлещет меня по щекам. Кто-то знакомый.
- Не действует. Ладно, а если так… – чувствую приближающееся тёплое дыхание, а потом нежное прикосновение губ к моим.
Знакомое.
- Мэтт… – ну конечно. Ты всё-таки нашёл меня.
- Мэтт, холодно, – хнычу я.
- Дом! – ты порывисто хватаешь мои пальцы и растираешь их и греешь дыханием мои щёки и снова, и снова целуешь.
От этой неожиданной нежности я, кажется, опять готов потерять сознание. Но ты крепко обнимаешь меня и слегка встряхиваешь, отчего я открываю глаза. Твоё лицо белее мела, глаза широко открыты, а в них – миллион искорок – беспокойства, тревоги, усталости, потрясения и – да, те самые – любви.
- Мэтт, почему ты прятал их? – вглядываюсь в твои глаза, чтобы запомнить этот момент, чтобы сохранить эти искорки, когда они снова погаснут.
Ты, наверное, думаешь, что я брежу.
- Пойдём, Дом, пойдём хотя бы внутрь, тут холодно, как же тут холодно, и как ты вообще здесь оказался?
***
Как оказался… Помню только, что вышел из дома в одном свитере. А ведь сейчас февраль – самый мерзкий месяц. Видимо, тогда я хотел окончательно погубить свою никчёмную жизнь. Долго-долго бродил по улицам. Слёзы летели из глаз и стекали по щекам. И становилось ещё холоднее, но я всё шёл и шёл. Наконец, я нашёл какой-то бар. Надравшись там до потери сознания, я решил, что лучше мне сразу отправиться в студию. Но вот ключи я забыл. Поэтому придя туда, я просто сел на порог и провалился в сон.
***
Кое-как втаскиваешь меня в студию и укладываешь на диван, а сам садишься рядом. Достаёшь телефон, чтобы вызвать врача, но я перехватываю твою руку.
- Мэтт, стой, - ты непонимающе смотришь на меня. Ты беспокоишься за меня.
Хотя горло горит так, что я еле могу говорить, хотя грудь, кажется, скоро разорвётся от кашля, но я хочу сохранить это мгновение, потому что в больнице ты успокоишься и снова будешь прежним – безразличным и надменным.
- Иди сюда, ближе, - я притягиваю тебя к себе.
- Ладно, не хочешь доктора, лечить тебя тогда буду я, - говоришь ты с усмешкой, скидывая своё пальто.
- Ты справишься, - улыбаюсь я.
- С чего начнём? – ты наклоняешься ко мне и начинаешь слегка посасывать мочку моего уха.
Не в силах что-либо говорить, я закрываю глаза и полностью отдаюсь твои действиям.
Мягко берёшь моё лицо в ладони и целуешь. Стараешься – первый раз ты стараешься для меня. Улыбаюсь этой мысли и ловлю твои губы и не могу оторваться от них, осознавая, что сейчас они мои. Что ты сейчас мой.
Стягиваешь с меня свитер и принимаешься за рубашку, расстёгивая пуговицу одну за другой. Я дрожу от холода, а ты от чего? От возбуждения? Ласкаешь пальцами моё тело, согреваешь дыханием каждый миллиметр кожи.
- Какой же ты идиот, Дом, - говоришь ты, целуя меня в шею.
- Почему? – расслабленно спрашиваю я. Мне намного лучше – никакой врач не нужен.
- Ты подумал обо мне? Что бы я делал без тебя, ты подумал? – ты неожиданно серьёзен.
- Ты эгоист, Мэтт, - я улыбаюсь. – Ну, я бы заболел и умер, а ты бы забыл об этом через месяц и нашёл бы себе новую игрушку.
- Ты правда так думал? – я больше не чувствую твоего тепла и недовольно морщусь. – Да открой же ты глаза!
Ты очень разволновался, замечаю, что твои губы немного подрагивают против твоей воли.
- Мэтт, ну что ты, со мной всё в порядке, - как раньше, успокаивающе сжимаю твои пальцы, - подумаешь, немного простыл.
- Ничего ты не понимаешь, - выдёргиваешь руку и берёшь трубку. – Надо доктора вызвать.
Закончив телефонный разговор, ты садишься ко мне и застёгиваешь пуговицы на моей рубашке.
- Спи, - бросаешь ты и укрываешь меня своим пальто.
Ну вот. Опять недовольство, обиды, капризы. Радость была недолгой. Погрустнев, я поглубже заворачиваюсь в пальто и отворачиваюсь к спинке дивана.
- Дом…ну прости, - ты убираешь волосы с моего лба и легонько целуешь.
Этот ласковый жест снова растапливает сомнения, и я вскоре засыпаю. Сквозь сон слышу твой шёпот, быстрый, взволнованный.
- Дом, я такой дурак. Я же люблю тебя, слышишь? Люблю. Я идиот. Думал, показывать свои чувства – какая слабость. Я ведь должен быть сильным. Я чуть не убил тебя этим. Игрушка…Ничего себе, игрушка, которую любишь больше жизни. Я бы умер вместе с тобой, слышишь, я бы умер с тобой.
Беспокойно касаешься то моих волос, то руки, то лица, как будто ни на минуту не хочешь оставлять меня без своего внимания.
Перехватываю твои пальцы и зажимаю в своих ладонях.
- Спокойно, Мэтт, не надо умирать. Я люблю тебя.
- И я люблю тебя, - ты улыбаешься. – А теперь спи.
Снова целуешь меня в лоб, и до прихода врача я сплю спокойно.

@темы: слэш

falling away with you

главная